Интриги Востока

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Интриги Востока » Отголоски реальности » 16.06. Не рой другому яму.


16.06. Не рой другому яму.

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

2

День свадьбы уже назначен, гарем кипит в очередных приготовлениях. Слишком много свадьб и слишком мало войн для такого правителя, как Баязет. Он бы с удовольствием планировал новый поход, но сейчас было время затишья, время, когда нужно было уверенно править своей страной, и не допустить раздоров внутри государства. Добившись верности ромеев можно было рассчитывать на то, что в его отсутствии никто не поднимет бунт. Но было то, что беспокоило его больше именно сейчас. Пери-паша и правда принимал подарки от послов и других приближенных, и султан знал о каждом подарке, но то, что он взамен может раздавать важные посты не поставив в известность самого султана беспокоило его больше. Падишах сидел за своим столом, перелистывая старые письме из библиотеки Константинополя. Он знал, что эта книга может прийтись по вкусу одному из его сыновей.
Пери-Паша вошел в его покои, стража пустила, так как султан ждал его. Как и требует закон он склонил голову, ожидая приказа султана, но Баязет продолжал перелистывать манускрипт так, словно Визиря и не было в комнате. Когда наконец он почувствовал, что достаточно накалил обстановку, султан поднял взгляд, который казался более чем ленивым.
- Я слышал, что ты принял подарок от ватиканского посла. Европейский стол. И теперь он стоит в зале твоего нового дворца. Ты хочешь, чтобы моя дочь, османская султанша, ела за этим европейским ... столом?
Мустафе повезло, султан знал о его неподкупности и преданности ему, ведь будущий визирь был рядом, когда Баязету султанство даже не святило.
- Я отдаю тебе самое дорогое, что у меня есть, мою дочь.
Все знали, что сыновья - радость и гарант будущего для султана и его семьи, но Самира - она была его любимицей, которую он мог баловать столько, сколько влезет, дарить любые драгоценности и уделять внимание даже тогда, когда времени совершенно нет. Но Самира была ангелом, который спустился с небес, чтобы подарить своему отцу частичку великой радости и вознаградить свою мать.
- А ты поставил этот венецианский ... стол в ее будущую гостиную? Чего хотел посол?
Обычно результатом подобных подарков была аудиенция у султана, но прошения не было.

+2

3

Многим могло показаться, что подобная честь, как стать зятем Падишаха  значительно укрепит власть того, кто в глазах Султана достоин этой чести. Мустафа же в последнее время чувствовал себя не в своей тарелке. Сначала разговор с Султаншей, который хоть вроде бы и закончился благоприятно, но оставил после себя совершенно неприятный осадок. И сейчас происходило что - то странное. Султан вызвал его к себе. Стража пропустила Великого Визиря. Хоть по другому вряд ли могло бы быть. Он никогда не появлялся без доклада. Но на этот раз сам Падишах вызвал его. Войдя, он склонил голову, и стал ждать, для чего же его вызвали. Ожидание затягивалось. Султан был занят книгой, и не зная Мустафа так хорошо своего повелителя и друга, он бы мог подумать что это действительно так. Но он буквально вырос во дворце, был хранителем покоев, и казалось, изучил любую перемену настроения повелителя. И сейчас он понимал и понимал прекрасно что - то явно не так. Повелитель явно начал из далека.
-Мой, господин, я действительно принял дар. Откажись я, и мы не достигли бы торгового соглашения. Этот стол прекрасен. Я отправил его в мой дворец. И все это было еще до того, как я узнал о помолвке. Уверен, что ему можно найти другое место.
Сказал Мустафа повелителю. Только теперь он почувствовал, что тучи действительно сгущаются.
-Посол просил невозможного, мой повелитель. Я привел ему доводы, и они устроили его.
Достаточно аккуратно говорил Великий Визирь. Да , все было действительно так. Но... Что - то подсказывало Мустафе что сведения султана явно искажены.
-Понимаете,  на Западе традиции отличны  от наших. Там чины  получают при помощи именитых родственников или полезных связей. Посол  выразил желание, что бы послом в Ватикан был Адиль -Паша. Но я отказал ему. Адиль -Паша один из визирей. Он не может быть послом. Он нужен здесь. Да и тем более, если мы будем назначать угодных Ватикану или любой другой стране людей, мы рано или поздно окажемся преданными со всех сторон. С благодарным тебе человеком легче договориться. Он обязан тебе. И это понимает любой. К тому же, как я слышал, сам Паша был бы не прочь.
Мустафе и в голову не пришло, что Паша отомстил ему за то, что Великий Визирь не согласился на предложение посла. И только сейчас Мутсафа понял что ему надо было бы поставить в известность Падишаха, но он решил что все вполне удовлетворены, и инцидент исчерпан. Он даже не догадывался о том как низки могут быть поступки того самого Паши. Да тот самый злополучный стол, сейчас стоял в его новом доме, а сам визирь даже не думал о том, что, по мнению Адиля-Паши этот дар мог стать для него Троянским конем.

0

4

Ленивый взгляд султана превратился в удивленный, он конечно знал, что неверные творят непотребные дела в своих государствах, но что чины там раздаются не по заслугам, а за другие блага, было хорошей новостью.
- Моим сыновьям не придется воевать с Ватиканом, Паша, он сам себя уничтожит. Рыба гниет с головы.
Баязет поднялся из-за стола и прошел к террасе, кивая Паше, чтобы следовал за ним. Оказавшись на свежем воздухе и вдохнув утренней прохлады, от которой через несколько минут не останется и следа, он облокотился руками и перила, переведя взгляд вниз, к покоям Хюррем-султан. Сейчас она наверняка еще отдыхала в комнате, но время бежит быстро, и уже совсем скоро маленькая девочка будет играть на небольшой террасе султанши, его дочь.
- Стол этот убери с глаз, если Валиде увидит его, беды тебе не избежать.
Мать султана хоть и не была мусульманкой по рождению, но чтила традиции и законы востока не хуже родившейся мусульманкой. Ее опыт, мудрость и знания помогали содержать гарем, кроме того, Баязет всегда был уверен, что его султанши в надежных руках мудрой женщины. Он любил и уважал свою мать, и первым его велением, когда он стал султаном, было дарение матери звания Валиде, как и полагали традиции. Обычно же об этом забывали, вспоминая только тогда, когда сама женщина намекала об этом нерадивому новоявленному султану. Баязет был воспитан в уважении к своей матери. Единственная женщина, которая могла не вставать в присутствии султана и не склоняла головы.
- Держи глаза раскрытыми, Мустафа. У тебя в совете не много доброжелателей, особенно теперь. Должность Паши ослабляет человека, делает его мягче к нашим законам. Четко следи за всем, чем занимаются Паши, разбирай каждую жалобу, если придется,...  проверяй. И помни, что всегда найдется тот, кто будет следить за тобой.
Султан обратил свой взор на великий, раскинувшийся перед ним. Мечта его предков осуществлялась его руками. В его руках был Константинополь, новый дворец, новая столица, и юная девушка, которая тронула его сердце. Ко всему прочему любимая женщина снова ждала ребенка, и даже наследник по словам Аги души не чаял в своей юной жене-ромейке.

0

5

Мустафа внезапно осознал, что что - то явно было не так. Не просто так его вызвали сюда. Не затем что бы узнать про этот самый злосчастный стол. Он немедленно распорядиться о том, что бы его отослали куда подальше. Или передарили кому. В общем надо убрать вещь, которая бы напоминала о чем  - то неприятном и чем быстрее тем лучше.
-Я давно слышал об этой  их традиции. У них есть и нечто хорошее. Но вы правы. Рано или поздно они себя разрушат сами же.
Сказал Великий визирь.
-Я понимаю это, но в последнее время мне кажется что тучи сгущаются. И я практически уверен в том, что вы позвали меня сюда не для того, что бы говорить о том даре, который мне был вручен послом. Есть что  - то еще?
Спросил Мустафа. Его чутье редко подводило. И сейчас он чувствовал что что - то явно не так. Видимо султану кто - то что - то сказал. И что - то подсказывало Мустафе, что его честный ответ,  как всегда сохранил его голову на плечах. И что все могло бы быть куда хуже. По идее Мустафе не нужно было этого знать. ему нужно было лишь дослушать султана, высказать своё мнение и удалиться. Но великий визирь так не мог. Султану было хорошо известно, что несмотря на все свои страхи, Мустафа достаточно честен и прямолинеен. К тому же Паша ненавидит интриги больше всего на свете. И что - то подсказывало ему что на этот раз его действительно хотели подставить. И факты о визите посла были слишком сильно искажены. Но тогда кому это надо? Адиль Паше? Нет. Вряд ли. Он бы не решился. Слишком осторожен. И слишком тяжкие могут быть последствия. Но все же надо выслушать султана. И сейчас оставлаось лишь ждать, какие сведения сообщмит падишах. А затем все обдумать и  сделать выводы.

0

6

- Адиль-паша, ... Считает, что ты раздаешь чины подобно неверным, за те или иные блага. Эти слухи не должны подтвердиться. И ты прав, Мустафа, есть что-то еще. Идем.
Султан не стал дожидаться, пока Визирь начнет оправдываться, любые слова должны были находить свои подтверждения, а простые слухи не могли быть доказательством. Тем более он давно знал Мустафу, и знал о его преданности султану, знал о его хорошем отношении к Махидевран, и сказать по правде, некоторое время Баязет следил за каждым оброненным им словом о его жене.
Прямо посередине комнаты на полу лежала большая карта, на которой присутствовали объемные изображения новой империи.
- Завоевав Константинополь мы получили огромную власть в мусульманском мире. Дальше мой взгляд лежит на ближние провинции - Албания станет нашим первым трофеем, затем -  Мус, Синоп, Караман и Трапезунд, Ахея, Афины и Кипр, Лесбос, Наксос.
Султан двигал по карте длинным посохом, украшенным драгоценными камнями, сделанный специально для таких случаев.
- А после мы получим Родос и Корфу, и покончим с рыцарями-госпитальерами. И придворный картограф нарисует новую карту османской империи, мы станем великими завоевателями, и получим все, о чем мечтал мой отец, великий султан.
Когда Баязет говорил о новых завоеваниях, о новых походах, в его глазах горели огни настоящего правителя, мечты которого идут к осуществлению, а не остаются простыми словами. Завоевав неприступных город он лишь закончил то, что начал его отец, теперь ему нужно было получить свою славу, свои завоевания. Христиане уже боятся того, что взгляд молодого султана повернется в строну Европы, но до этого пока далеко. Сейчас нужно было укрепить границы. Первые походы не должны были быть разрушительными или неосуществимыми, гораздо сложнее будет подступить к островам Родос и Корфу. Сейчас ему нужны были самые лучшие умы империи, чтобы организовать и воплотить в жизнь задуманное.
- Я хочу, чтобы ты начал подготовку к новому походу. Как только мы отпразднуем рождение моего дитя, отправимся к нашей первой цели, Албании.
Фигурка с лошадью двинулась по карте, гонимая посохом.

+1

7

Адиль -Паша... У них сразу не сложилось, но Мустафа не думал что настолько. Он бы никогда не позволил себе такого даже по отношению к Адиль -Паше. Мустафа бы не пошел на это еще и  потому что все обвинения Адиль -Паши были  не имели ни одного хоть мало мальского доказательства. Это были лишь слова Адиль -Паши против слов Великого визиря. При том при всем репутация Адиль -Паши была не столь хороша, и в том, что султан поверил именно ему, Мустафа не сомневался. Визирь не стал разглагольствовать на счет Паши. Но свои выводы сделал. Да и отошло все это на второй план, когда султан подвел визиря к карте. Падишах начал говорить  о том, какие завоевания он бы планировал, и визирь лишь внимательно слушал его. Мустафа понимал, что если получится хоть половина из задуманного, то Османская империя станет одной из самых великих держав. Но и подготовка к походу на Албанию, весьма и весьма длительная и трудоемкая. И Мустафа безошибочно догадался что именно ему и предстоит этим заняться.
-Я сегодня же займусь подготовкой к походу.
Сказал он, мысленно думая о необходимом количестве кораблей, самым скромным подсчетом необходимого войска, провизии и всего остального. Это был уже не первый поход, который готовил Мустафа, и он прекрасно знал что от него требуется. Планы султана были колоссальными, и это значило что ближайшие 5 -10 лет, а возможно и больше Османская империя проведет  в войне. К каждому походу нужно готовится несколько месяцев, еще не известно сколько времни уйдет на сам поход, и насколько он затянется. А по ходов пока 12. И кто знает сколько их будет? Мустафа больше любил мир,  но понимал, что для процветания Османской империи  война попросту необходима. Да и кто посмеет перечить Падишаху. Если султан прикажет, Мустафа  отправиться вместе с ним. Вот только... Он не знал визиря, который смог бы заменить его здесь. Все они были алчными, подозрительными, и не вызывали в великом визире доверия. А то, что  здесь он будет куда полезнее Мустафа не сомневался. А воевать есть кому. Не то, что бы Мустафа Пери-Паша был плохим воином, но сам достаточно трезво понимал что в Османской империи есть куда более подготовленные тактики, стратеги и воины чем он сам. И именно им лучше всего быть рядо с султаном в момент войны.

0


Вы здесь » Интриги Востока » Отголоски реальности » 16.06. Не рой другому яму.